Назарет: почти как за границей, только гораздо ближе

Назарет не перестает удивлять. Почему он до сих пор не превратился в раскрученную туристическую аттракцию, вроде Барселоны? Может быть, ему это и не надо. Город такой, каким хочет быть, он живет для себя, а не для других. Гончар вертел на своем станке шмат влажной глины, уверенно придавая ему форму конуса. Потом выдавил углубление. Я подумал, что он хочет вылепить что-то вроде большой греческой амфоры. Но гончар металлической нитью отсек верхнюю часть горловины и получилась пиала, которую он всем и продемонстрировал под аплодисменты присутствующих. Вот точно так же делал чашки его отец, и дед, и глина была со здешних склонов. Так что, вся керамика, которой были завалены столы и полки в этом помещении, была для города предельно аутентична. А еще можно организовать здесь по предварительной договоренности кружок для детей, чтобы они сами научились делать такую керамику. Мастерская Pottery Musmar была готова к приему туристов.

Затем нас повели на семейную фабрику по изготовлению тхины и халвы. Разумеется, по тем же рецептам, что ее готовили отец и дед нынешнего владельца. Здесь сырье было откуда-то из Северной Африки. Но аутентичности это не нарушало, поскольку так было заведено уже не первую сотню лет. Объяснение хозяев, как получилось, что такая сладкая халва не содержит ни сахара, ни холестерина, я не очень понял. Но сертификат на стене впечатлял: в 2009 году фабрика Halva Nazareth стала обладателем рекорда Гиннесса, изготовив самый большой в мире кусок халвы весом 8402 фунта (3819 килограммов). Владельцу фабрики тоже было, что предложить туристам.Город не уставал удивлять. Так уж выпало, что я неплохо знаю Назарет, работал там, причем, именно в арабском секторе. Но и на меня действует мистика этого арабского города. И всегда было немного обидно за него.

Россыпь домов поднималась по склонам вокруг нас — очень живописно, туристы не успевали щелкать своими камерами. Но у этой живописности есть оборотная сторона, ибо она происходит от очень высокой плотности здешней застройки. На 85 000 населения — всего 17 000 дунам земли. 17 квадратных километров. Кто катался по здешним улицам, тот знает, что зазор между боковым зеркалом вашей машины и зеркалами припаркованных автомобилей иногда будет сантиметровым.

Но проблема города не только в скученности. Есть на въезде в Большой Назарет (который, как и Большой Тель-Авив, делится на, собственно, Назарет и деревни: Яфия, Кана Галилейская, Иксаль и так далее), одна площадь… Вернее, даже не площадь, а просто застроенное домами ущелье. Шоссе номер 75 «Хайфа — Назарет» делает там крутой изгиб. И там слева на склоне дома так живописно нависают над этим пятачком, а справа открывается такой потрясающий вид на Изреэльскую долину, что я, когда случалось здесь проезжать, всегда думал одно и то же.

Как мало надо вложить, чтобы превратить эту площадь в одну из тех туристических аттракций, — которыми славятся Иерусалим, Яффо, Эйн-Керем, Зихрон-Яаков, и которые так любят посещать израильтяне! Любят за то, что они не похожи на будничный, повседневный Израиль, а похожи на заграницу.

Что здесь нужно всего-то? Облицевать площадь камнем. Заставить столиками пространство между домами, и открыть на первых этажах домов кафе и сувенирные лавки, — тогда туристов отсюда по вечерам за уши не оттащишь. А если еще и сами дома покрасить и привести в порядок…

Но в центре площади красовалась груда автопокрышек, а первые этажи домов занимали склады и мастерские. Конечно, они нужнее своим владельцам, чем кафе, но… И весь Назарет для меня такой. Загадочный, интересный, обаятельный город, который никак не может привести себя в порядок. Как будто над ним тяготеет какой-то рок! Если Хайфу называют «спящей красавицей», то Назарет, чей туристический потенциал превосходит любое воображение, как назвать, — городом упущенных возможностей?

Не совсем упущенных. Приглашающая сторона (а журналисты были здесь по приглашению местного муниципалитета, министерства туризма и сети гостиниц «Римоним»), очень правильно поступила, когда после посещения места традиционного паломничества - Saltus Domini (Гора Свержения или Хар ха-Кфица), возвышающаяся на 300 метров над Изреэльской долиной) повезла нас в не совсем туристический Назарет.

Собственно, туристическая часть центра города, примыкающая к церкви Благовещения, очень небольшая. Это такой типичный (то есть, не совсем типичный, конечно, это все-таки Назарет!) чистенький «старый город», плавно переходящий в рынок — «Касбу». С каменными сводами и каменными плитами мостовой, — как мы любим. Там, конечно, привели все в порядок, центр Назарета все увереннее примеряет на себя личину цивилизованного европейского города. Там теперь уже и машину не бросишь, как попало. Инспекторы ходят, штрафуют, а раньше здесь парковались кто как хотел. Кстати, и стрельбы в воздух, которая по вечерам придает арабским населенным пунктам их страшноватый колорит, здесь тоже стало намного меньше.

Но кроме гигантской шайбы церкви Благовещения в Назарете есть еще много чего посмотреть! Церковь эту знают все, как в Питере — Невский проспект, а ведь город им далеко не исчерпывается. Только отойди чуть в сторону — тайны на каждом углу. Можно увидеть археологические раскопки, в подвале обычной сувенирной лавки (хозяин делал ремонт и провалился под землю). Если зайти в один из домов поздней оттоманской постройки — их можно отличить по высоким «венецианским» окнам, то окажется, что и здесь своя тайна. Когда-то мне объяснили, что, в таких домах гостиная находится как бы в «пенале» наружной галереи, что создает особый температурный режим: летом не жарко, а зимой для отопления достаточно небольшого камина.

И везде вас будет преследовать запах кофе, и вам будут встречаться дворики, где полные достоинства пожилые усатые мужчины будут играть в нарды, мало обращая на нас внимание. И вид у всего этого настолько самодостаточный, что невольно приходит в голову: может быть, этот «фатум», мешающий превратить Назарет в раскрученную туристическую аттракцию, вроде Барселоны, не следует понимать однозначно отрицательно. И город такой потому, что не хочет быть другим, он живет для себя, а не для других?

Так да не так. Барселона устала от туристов и хочет, чтобы их приезжало меньше. А Назарет ждет туристов. Ближайший туристический сезон для него — это Рождественские праздники. А к ним в Назарете готовятся очень и очень заранее. «Римоним», например, уже выставил в холле своей гостиницы елочку, а в ресторане обсуждают новогоднее меню.

Ну, а мы? Давайте честно. Мы готовы поехать развлечься на выходные или на праздники в арабский город?

Обывательский взгляд на израильских арабов как на однородную массу, живущую мыслями о том, как бы причинить нам, евреям побольше вреда, мы даже обсуждать не будем. Он такой же косный, невежественный и оторванный от жизни, как наивные розовые мечтания левых о «мирном процессе» и о «новом Ближнем Востоке».

Но все равно в восприятии многих репатриантов арабский город, даже если туда можно заехать отремонтировать машину или дешево купить что-нибудь, место загадочное страшноватое, на загадочное и страшноватое. Так вот, применительно к Назарету это не так. Назарет – город не только арабский, но, пока еще, христианский, по духу, хоть 70 процентов его населения сейчас – мусульмане. И там нет этой страшноватости. А по поводу того, что мешает ему привести себя в порядок, — ну так, наверное, везде есть своя гоголевская лужа. И часто, чтобы изжить ее, нужен какой-то внешний толчок. Как правило это — приток туристов.

В конце 90-х годов здесь в ожидании туристического бума повсюду начали возникать новые отели – «свечки». Почти все они остались недостроенными после того, как началась вторая интифада, и туризм в городе упал до нуля. Когда туристы вернулись, не все отели можно было восстановить. Сейчас в гостиничном бизнесе акцент делается на другое. Мода на отели-гиганты уходит, а под гостиницы используют облагороженный частный сектор старинных городов. Так во всем мире. Назарет пытается соответствовать.

В 2000 году, во время визита в Израиль Папы Иоанна-Павла-II, в центре города привели в порядок, очистили и застеклили источник, из которого, по преданию, пила дева Мария – «Мааян Мария». Но он пришел в запустение: вода не течет, а дно усеяно банками из-под пива и кока-колы, непонятно, как проникшими туда через стекло. С каждым годом эти банки было видно все хуже и хуже, потому что стекло покрывается трещинами. Бывая в Назарете, я спрашивал у местных гидов: в чем природа того «фатума», который навис над этой туристической жемчужиной? И всякий раз получал разный ответ. Здесь и недостаток средств, и большое число выбывших в неизвестном направлении владельцев домов (а в Израиле нет аналогов «Берлинского» городского закона, который позволял бы местным властям распоряжаться такой собственностью), и местный менталитет…

Разумеется, есть и обиды на правительство, как без них. За что? А за все. За то, вместо того, чтобы развивать Назарет и превращать его во вторую Хайфу, построили рядом еврейский Нацрат-Илит. За то, что Нацрат-Илит по площади, в 3 раза больше Назарета, хотя народу живет в нем меньше. За то, что правительство нет денег на благоустройство города. На самом деле, сложно понять, что было раньше, курица или яйцо. Лукавое отношение арабских политиков к Израилю или запущенность арабских городов, в том числе тех, что могли бы стать мировыми центрами туризма. Но ведь и с нашей стороны в отношении к христианским святыням сквозит некая двусмысленность. С одной стороны, там, наверху понимают, какое это сокровище, и не прочь извлечь из него прибыль. Но при этом местные власти рассказывают о чьем-то сильном противодействии… Сам черт ногу сломит.

Нам это сейчас надо? Не надо. Поэтому остановимся на том, что можно принять за несомненную истину: город ждет туристов, для этого нас и пригласили. А теперь подробнее о том, что мы увидели.

Источник:  tourism.zahav.ru 

Обсудить новость

0
Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.






Лучшие доски ?iaaen oeoe?iaaiey